Preview

«Слеза ребенка» в русском парламентском дискурсе начала ХХ века (на материале выступлений русских националистов)

https://doi.org/10.26170/1999-2629_2021_03_14

Полный текст:

Аннотация

В статье анализируется использование образа-символа ребенка в русской парламентской коммуникации начала ХХ века (на материале стенограмм заседаний Третьей и Четвертой Государственной думы). Предлагается оригинальная методика анализа функционирования данного образа-символа в аспекте персуазивности. Вводится понятие персуазивного комплекса (совокупность инструментов и способов реализации персуазивности, сформировавшихся в отдельно взятом дискурсе и объединенных семантической единицей — образом или сим- волом), обосновывается его трехуровневая структура. Эксплуатация образа-символа ребенка была характерной чертой русской националистической риторики, о чем свидетельствуют количественные и качественные показатели. В целом образ ребенка носил виктимный характер, а физическое и моральное насилие над ребенком было семантической доминантой персуазивного комплекса. На инструментальном уровне образ ребенка использовался чаще всего в качестве специфического примера с характеристиками литоты / гиперболы, реже — как метафора или сравнение. На операциональном уровне образ-символ ребенка использовался для реализации коммуникативных стратегий подчинения, защиты и дискредитации. Однако в конце 1911 — начале 1912 года в выступлениях русских националистов наблюдается переломный момент: ребенок из примера и метафоры переходит в мобилизующий символ. В речах остается только один ребенок — Андрей Ющинский, образ которого сакрализуется, приобретая черты православного мученика. Делается вывод о богатстве и динамичности персуазивного комплекса «РЕБЕНОК» в институциональном националистическом дискурсе начала ХХ века.

Об авторе

С. А. Громыко
Вологодский государственный университет
Россия

Громыко Сергей Александрович, кандидат филологических наук, доцент, доцент кафедры русского языка, журналистики и теории коммуникации

160000, Вологда, пр-т Победы, д. 37, каб. 69



Список литературы

1. Аристотель. Риторика / Аристотель. — Текст : непосредственный // Античные риторики / под ред. А. А. ТахоГоди. — Москва : Изд-во Моск. ун-та, 1978. — С. 15—164.

2. Алферов, А. В. О дискурсивном статусе и категориях парламентской коммуникации: подходы к исследованию / А. В. Алферов, Е. Ю. Кустова. — Текст : непосредственный // Политическая лингвистика. — 2014. — № 3. — С. 24—32.

3. Голоднов, А. В. Лингвопрагматические особенности персуазивной коммуникации (на примере современной немецкоязычной рекламы) : автореф. дис. … канд. филол. наук / Голоднов А. В. — Санкт-Петербург, 2003. — 23 с. — Текст : непосредственный.

4. Граудина, Л. К. Функционально-смысловые типы парламентской речи / Л. К. Граудина. — Текст : непосредственный // Культура парламентской речи. — Москва : Наука, 1994. — С. 23—34.

5. Громыко, С. А. Персуазивный комплекс как единица анализа парламентского дискурса / С. А. Громыко. — Текст : непосредственный // Научный диалог. — 2021. — № 4. — С. 66—79.

6. Громыко, С. А. Русско-польский кросснационалистический дискурс в Государственной думе Российской империи: риторико-прагматический аспект / С. А. Громыко. — Текст : непосредственный // Верхневолжский филологический вестник. — 2020. — № 2 (21). — С. 130—139.

7. Дулесов, Е. П. Метафора в парламентском дискурсе (на материале речей российских депутатов начала ХХ века) : дис. … канд. филол. наук / Дулесов Е. П. — Ижевск, 2020. — 208 с. — Текст : непосредственный.

8. Китайгородская, М. В. Современная политическая коммуникация / М. В. Китайгородская, Н. Н. Розанова. — Текст : непосредственный // Современный русский язык: социальная и функциональная дифференциация. — Москва : Языки славянской культуры, 2003. — С. 151—240.

9. Парламентский дискурс: социокультурные практики и языковое воплощение : моногр. / Т. А. Ширяева. — Казань : Бук, 2020. — 148 с. — Текст : непосредственный.

10. Правикова, Л. В. Персуазивность как когнитивная стратегия в парламентском дискурсе / Л. В. Правикова. — Текст : непосредственный // Филологические науки. Вопросы теории и практики. — Тамбов : Грамота, 2018. — № 1 (79). — Ч. 2. — С. 359—362.

11. Рюкова, А. Р. Языковые способы реализации персуазивности / А. Р. Рюкова, Е. А. Филимонова. — Текст : непосредственный // Вестник Башкирского университета. — 2016. — Т. 21. — № 2. — С. 431—435.

12. Рябова, Т. Б. Образы детства и детей в символической политике / Т. Б. Рябова, О. В. Рябов // Политэкс. — 2019. — Т. 15. — № 3. — С. 417—433.

13. Хазагеров, Г. Г. Политическая риторика / Г. Г. Хазагеров. — Москва : Никколо-Медиа, 2002. — 313 с. — Текст : непосредственный.

14. Чудинов, А. П. Политическая лингвистика / А. П. Чудинов. — Москва : Флинта : Наука, 2006. — 256 с. — Текст : непосредственный.

15. Шейгал, Е. И. Семиотика политического дискурса / Е. И. Шейгал. — Москва : Гнозис, 2004. — 326 с. — Текст : непосредственный.

16. Dijk, T. A. v. Studies in the pragmatics of discourse / T. A. v. Dijk. — Mouton, 1981. — 285 р. — Text : unmediated.

17. Perelman, C. The new rhetoric: A treatise on argumentation / C. Perelman, L. Olbrechts-Tyteca. — Notre Dame : University of Notre Dame Press, 1969. — 340 р. — Text : unmediated.


Для цитирования:


Громыко С.А. «Слеза ребенка» в русском парламентском дискурсе начала ХХ века (на материале выступлений русских националистов). Политическая лингвистика. 2021;(3):145-155. https://doi.org/10.26170/1999-2629_2021_03_14

For citation:


Gromyko S.A. “Child’s Tears” in the Early 20th Century Russian Parliamentary Discourse (based on the speeches by Russian Nationalists). Political Linguistics. 2021;(3):145-155. (In Russ.) https://doi.org/10.26170/1999-2629_2021_03_14

Просмотров: 9


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1999-2629 (Print)