Preview

Политическая лингвистика

Расширенный поиск
№ 1 (2018)
Скачать выпуск PDF

РАЗДЕЛ 1. ТЕОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИНГВИСТИКИ 

10-18 18
Аннотация
В фокусе внимания автора находится рассмотрение разных подходов к определению понятия «медийная культура», а также социальной и культурной значимости соответствующего феномена с точки зрения отечественных и зарубежных исследователей. Актуальность работы обусловлена тем, что современные средства массовой коммуникации во многом определяют языковую, социально-психологическую и культурную ситуации в обществе. Информируя человека о состоянии мира и заполняя его досуг, массмедиа оказывают влияние на весь строй его мышления, его поведение, на стиль мировосприятия и тип культуры сегодняшнего дня. Согласно концепции Н. Лумана о реальности, конструируемой средствами массовой информации, общество передоверяет важнейшие функции самонаблюдения системе массмедиа, и эта система сама выбирает предмет своего внимания, определяя информационную ценность конкретных тем. Массмедиа выступают отнюдь не как посредники, передающие информацию, - они конструируют собственную реальность, в которой господствует самореференция. Особое внимание в статье уделяется необходимости приобретения медийной компетентности, основанной на медиаобразовании, на примере деятельности учебно-научного Центра филологического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова «Язык средств массовой информации». В рамках деятельности этого Центра заложены основы комплексного междисциплинарного исследования языка массовой коммуникации в аспекте восприятия и продуцирования текста, причем эта научная работа интегрирована в учебный процесс.
19-32 9
Аннотация
Статья посвящена изучению средств и способов конструирования медиареальности, благодаря которым становится возможным манипулирование восприятием и действиями адресатов соответствующих медиапродуктов. Особое внимание уделяется синтаксическим механизмам вербализации сведений о мире, поскольку сфера функционирования таких механизмов - коммуникативные единицы разной степени сложности. В фокусе исследования - функциональный потенциал отдельных механизмов вербализации, благодаря которым при порождении медиатекста информационный поток членится в конкретной языковой культуре сообразно представлениям коллективного субъекта как носителя коллективной идентичности. В исследовании данное обстоятельство трактуется в качестве основного фактора воздействия на реципиента медиатекста, на котором базируется манипулирование. Обобщаются наблюдения над медиатекстами канала «EURONEWS», адресованными носителям немецкой и русской языковых культур. Сопоставление разнородных проявлений синтаксических механизмов в двух языковых культурах наглядно показывает, в чем конкретно заключаются различия при вербализации одного и того же комплекса сведений в разных условиях, а также в какой последовательности и какие именно сведения вводятся в поле сознания в разных культурах. Тем самым доказывается продуктивность холистического подхода (предмет анализа - текст как функциональное, интенциональное, тематическое, содержательное, формальное единство, как целостность) к анализу языковых средств и демонстрируется ограниченность атомистического подхода (предмет анализа - отдельные языковые средства в отрыве от контекста их бытования в конкретных условиях) к изучению функционального потенциала и сферы использования разнородных и разноуровневых языковых средств.
33-40 14
Аннотация
Статья посвящена изучению процесса легитимации как социальной практики, ставшей объектом современных дискурсивных исследований. Целью публикации является описание с позиции социальных наук сущностных характеристик легитимации, ее структуры и свойств, доступных для наблюдения и лингвистического описания. Материалом для исследования послужили 30 посвященных феномену легитимации англоязычных научных публикаций в журналах из реферативных баз данных «Scopus» и «WoS» за 2012-2017 гг. В ходе аналитической работы были сформулированы с учетом концепций зарубежных авторов определения легитимации в широком и узком смысле, описаны измерения и стадии данного социального процесса, основные дискурсивные стратегии его реализации. Знакомство с различными кейсами позволило автору выделить три группы проблем, находящихся в фокусе внимания дискурс-аналитиков, исследующих легитимацию. В заключение делается вывод о том, что, несмотря на то что изучаемый феномен может иметь в качестве своего объекта экономические, социальные и даже культурные практики, он теснее всего связан с политическими процессами в обществе, поскольку в любой сфере является инструментом воплощения в жизнь решений и желаний политических элит. Следовательно, изучение дискурса легитимации является частью проблемного поля политической лингвистики.
41-46 19
Аннотация
Лингвистическая теория прецедентности - перспективное научное направление, понятийно-терминологический аппарат которого требует дальнейшего осмысления и уточнения. Как показывает представленный обзор, в последние годы традиционная (восходящая к Ю. Н. Караулову) классификация прецедентных феноменов в ее лингвокогнитивном и лингвокультурологическом вариантах (прецедентный текст, прецедентное высказывание, прецедентное имя, прецедентная ситуация) существенно пополняется, детализируется и уточняется (можно назвать таких исследователей, как С. Г. Воркачев, И. В. Высоцкая, Д. В. Багаева, Д. Б. Гудков, И. В. Захаренко, В. В. Красных, Л. А. Мардиева, Е. А. Нахимова, Г. Г. Слышкин и др.). При конкретном анализе прецедентности целесообразно учитывать и такие феномены, как прецедентное событие, прецедентный поступок, прецедентный знак, прецедентный визуальный образ, прецедентное изображение, прецедентный жест, прецедентное звучание и др. Обоснованным представляется введение термина «прецедентный мир», в рамках которого разнообразные прецедентные феномены объединяются благодаря хронологической и пространственной близости и смысловым связям (как комплексные лингвоконцептологические образования рассматривались прецедентные миры «Великая Отечественная война» и «Империя Наполеона Бонапарта»). Важное направление развития теории прецедентности - ее взаимодействие с теорией креолизованных текстов, которые отличаются взаимодействием вербальной, визуальной, аудиальной и иных видов прецедентности. Различия в подходах к классификации часто объясняются особенностями методов исследования и задач, которые ставят перед собой авторы, а также тем, что рассматриваются различные виды дискурса (научный, художественный, медийный, бытовой, политический и др.).

РАЗДЕЛ 2. ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОММУНИКАЦИЯ 

47-56 13
Аннотация
В статье обозначены специфические свойства медиаформата политического интервью: в качестве автора текста выступают оба собеседника; речевое воздействие осуществляется каждым участником в двух направлениях, одно из которых - собеседник, другое - аудитория (при этом реакция аудитории является приоритетной). Рассмотрено, как трансформируются стратегическая линия и средства речевой коммуникации главы государства в интервью в зависимости от типа дискурса, кооперативного или конфронтационного. Материалом для исследования послужили интервью президента России В. В. Путина таким американским журналистам, как Оливер Стоун и Мегин Келли. Стратегическая линия главы государства в рамках формата международного политического интервью реализуется строго в соответствии с целями коммуникации и варьируется в зависимости от типа дискурса. Регулярными для внешнего вектора воздействия на аудиторию являются семантическая презентационная стратегия утверждения авторитета государства и частная стратегия убеждения. В кооперативной среде презентация взаимодействует с конвенцией (кооперацией), рождая полифункциональные инструменты: уклонение от прямого ответа, перемещение акцента в вопросе, реплики c иронической коннотацией. В преимущественно кооперативном дискурсе лидер страны использует стратегию кооперации, которую маркируют вербальное согласие, переход на язык интервьюера, речевая игра. Конфронтационный дискурс обусловливает релевантную речевому поведению интервьюера стратегию оппозиции, индикаторами которой выступают ирония, эксплицитная оценка высказываний. Специфической чертой стиля В. В. Путина является отсутствие однозначной тональности беседы во внешнем интервью.
57-66 16
Аннотация
Статья посвящена анализу современного политического дискурса, в частности, тем изменениям, которые произошли в течение последних десятилетий: смещение от официального стиля в сторону ток-шоу; приобретение таких черт, как развлекательность, театральность, деструктивность. Стремление шокировать и эпатировать публику отражается в выборе определенных языковых средств и стилистических приемов, которые представляют собой предмет изучения лингвистов. Широкое использование иронии, черного юмора, сквернословия является особенностью речевых портретов многих современных ораторов. Данное исследование, основанное на материале российского, британского и американского дискурса последних лет, дало интересные результаты в области сопоставительного аспекта и позволяет сделать выводы относительно некоторых тенденций в современном политическом языке. Деструктивность речевого поведения некоторых политиков заставляет их балансировать на границе дозволенного, а иногда делает их речь откровенно грубой и неприемлемой. Современный российский политический дискурс характеризуется промежуточным положением между двумя разновидностями политической коммуникации - тоталитарной и либеральной, не имеет четких ориентиров и находится на пути становления. Западный политический дискурс - это дискурс с устойчивыми традициями, со сложившейся культурой политических дебатов. Английский политический дискурс отличается такой чертой, как ироничность, которая представляет собой характерную особенность английской коммуникативной культуры в целом.
67-73 20
Аннотация
В статье исследуется роль интернет-мемов в политических выборах. Актуальность статьи обусловлена возрастающей популярностью и массовостью интернет-мемов в контексте политических выборов и, как следствие, необходимостью научно осмыслить этот феномен. Цель статьи - изучить и описать функции интернет-мемов в электоральном процессе. Чаще всего интернет-мемы имеют стандартизированную шаблонную форму - текст и картинка в квадратной рамке. Исследование показало, что мемы имеют высокую значимость в избирательных кампаниях. С одной стороны, они выступают в качестве современного фольклорного жанра, народного творчества интернет-пользователей, которые пытаются осмыслить политические выборы и выразить свое мнение с помощью интернет-мемов. В этом случае они выполняют такие функции, как функция выражения политического мнения, политического протеста или высмеивания политика во время выборов (во время выборов нередко появляются мемы, высмеивающие одиозные фразы кандидатов, их внешний вид, слабые места предвыборных кампаний и т. д.). С другой стороны, мемы могут использоваться как современное оружие политической борьбы, намеренно применяемое политиками для победы на выборах путем привлечения внимания, дискредитации соперника, распространения пропаганды, создания определенного имиджа или повышения рейтинга политика.
74-81 14
Аннотация
Статья посвящена исследованию репрезентаций двух деструктивных феноменов: «российская агрессия» на страницах американских СМИ и «российский след» в украинских средствах массовой информации. В качестве материала для исследования используются макрокорпус «News on the Web» (NOW Corpus) - Британский национальный корпус и украинские интернет-издания. Возможности любого языкового корпуса определяются его использованием в качестве инструмента для изучения и интерпретации аксиогенных ситуаций. В свою очередь, средства массовой информации, материалы которых представлены в национальных языковых корпусах и в сети Интернет, транслируют аксиологические установки и приоритеты акторов политической коммуникации, отражают концептуальную оппозицию «свои - чужие», становятся причиной деструкции политического дискурса. Анализ лингвопрагматических характеристик деструктивных феноменов «российская агрессия» и «российский след» на новом витке информационно-психологической войны свидетельствует о том, что их воздействие является достаточно сильным и вызывает ответную реакцию со стороны российских СМИ и интернет-изданий. Такую реакцию можно охарактеризовать как опровержение или, наоборот, поддержку с высокой негативно-оценочной составляющей. Авторы статьи делают вывод о том, что информационно-психологическая война, разворачивающаяся в настоящее время на страницах средств массовой информации, характеризуется трансляцией деструктивных смыслов и ведет как к психологическому и речевому воздействию на целевую аудиторию, так и к дестабилизации отношений между государствами. В целом ситуация, при которой журналистика фактов подменяется журналистикой мнений, а информационная война превращается в информационную агрессию, является опасной и ведет к дестабилизации отношений между народами и государствами.
82-86 11
Аннотация
В статье рассмотрены публикации трех зарубежных русскоязычных независимых еврейских печатных изданий: «Еврейский мир» (CША), «Еврейская панорама» (Германия) и «Вести» (Израиль). На основе анализа выявлены некоторые современные тенденции в осмыслении масштабов Холокоста и необходимости памяти о нем. Особый интерес представляют выводы исследуемых журналистских материалов об опасности стирания упоминаемых событий из сознания новых поколений и попытки переложить ответственность за преступления фашизма на других. Трагедия Катастрофы перестает восприниматься как исключительное событие и сегодня трактуется как не требующее особого внимания историческое событие, не выделяющееся в ряду других примеров геноцида. Стираются моральные и этические нормы среди молодежи, не соотносящей трагедию Холокоста с историей своего народа и не видящей ничего зазорного в том, чтобы написать в социальных сетях без осуждения об осквернении мемориалов жертвам Катастрофы. В результате последствия и сам факт Холокоста забываются не только на уровне простых людей, но и в политической элите стран, где всячески поддерживается на словах политика толерантности и уважения к другим народам. На самом высоком уровне, в руководстве ООН, отсутствует осознание необходимости проецировать трагедию Холокоста на рост антисемитских настроений в XXI в.
87-97 33
Аннотация
В ситуации обострения международной обстановки и политической нестабильности знание этнокультурных особенностей политического дискурса, который представляет собой определенным образом направленное воздействие государства и его представителей на массового адресата, имеет особо важное значение, так как способствует пониманию намерений сторон политического диалога и принятию адекватных решений. Данная статья посвящена арабскому политическому дискурсу. Признавая тот факт, что арабский дискурс, равно как и арабский язык, неоднородны, мы ограничиваемся литературным арабским языком. Цель статьи - выявить специфику средств реализации стратегии убеждения в арабском политическом дискурсе. Материалом анализа послужили выступления палестинского лидера Ясира Арафата, который может быть отнесен к числу ярких арабских политиков современности. Обращение к выступлениям арабского политика обусловлено возрастанием роли публичного, в том числе устного, общения и связано с необходимостью анализа формы, задач и содержания дискурса, употребляемого в конкретной политической коммуникации и политической ситуации. Основное внимание уделяется стилистическим средствам воздействия. Анализ существующих исследований арабского политического дискурса, а также собственные наблюдения позволяют предположить, что выявленные особенности речи Ясира Арафата характерны для арабского политического дискурса в целом, хотя для более объективных выводов необходимы дальнейшие исследования.
98-104 9
Аннотация
В статье рассматриваются лексические особенности организации речи оратора-террориста на материале пропагандистских видеообращений боевиков ИГИЛ*. Целью данной статьи является выявление лексических средств, используемых спикером для произведения эмоционально-выразительного, зачастую скрытого, эффекта на потенциального реципиента. Террористы применяют широкий спектр стилистических приемов, а именно: метафоры, гиперболы, синекдоху, перифраз, лексические повторы и антитезу. Проводимые в настоящее время исследования подтверждают значимость применения вышеупомянутых стилистических средств для манипулирования сознанием реципиента, особенно в дискурсах с ярко выраженной суггестивной наполненностью, например, в политическом, судебном или рекламном дискурсе. Это также подтверждается тем, что, согласно исследователям, стилистически окрашенные языковые средства используются спикером для реализации функции убеждения, поскольку они позволяют достичь не только большей экспрессивности и эмоциональности высказывания, но также более высокой степени убедительности, что соотносится с установкой террориста устрашить аудиторию посредством угроз и пропагандировать свою идеологию. Частеречное членение лексикона выявило преобладание глаголов среди полнознаменательных слов, т. е. значительная роль в речи террориста отводится номинации действия, что является целесообразным при учете прагматической установки спикера - интенции устрашить реципиента посредством угроз. Наиболее употребимыми являются глаголы, обозначающие действия насильственного характера. Рассматривается также специфика употребления в текстах видеообращений местоимений, которые служат противопоставлению террористической организации и стран Запада.
105-113 11
Аннотация
В статье рассматриваются предмет и задачи политической медиалингвистики как новой лингвистической отрасли, интегрирующей политическую лингвистику и медиалингвистику. Формулируются цель и объект исследования нового лингвистического направления. Предметом исследования политической медиалингвистики определяется национальная политическая картина мира, ее конструирование и деконструирование с помощью СМИ, полнота освещения массмедиа политических акций (митинг, демонстрация, выборы) и т. п. Предлагается типология новостных сообщений современных российских СМИ: событие, происшествие, открытие (сенсация), прогноз. Устанавливаются их дифференциальные признаки, описываются информационная схема каждого типа новостей, вербальные маркеры разных новостных передач. Политическая процедура выборов исследуется с помощью фреймовой методики как рамки стандартной, законодательно оформленной и формализованной (Закон о выборах, Конституция, инструкции, памятки) общественной процедуры. Фрейм выборов как политического события устанавливается на основе документов национального законодательства. Представлены фреймы выборного процесса для президента Российской Федерации (событие 1), президентов Ирана (событие 2) и Германии (событие 3). Фреймовая методика анализа новостных сообщений мировых СМИ позволяет выявить как референциальную полноту описания политического события, так и разные трактовки его компонентов проправительственными и оппозиционными СМИ.
114-119 16
Аннотация
Статья выполнена в русле когнитивных исследований концептуальной метафорики. В российском обществе массмедийный дискурс тесно переплетен со сферой политики, поэтому актуальность данного исследования обусловлена необходимостью изучения политических метафор в публицистическом дискурсе. Анализируются метафорические модели, используемые современными российскими СМИ для создания образа Китая. Цель исследования - проследить, как с помощью механизма метафоризации описывается и характеризуется экономическая и политическая жизнь Китая, место государства в международном сообществе. Материалом для исследования послужили тексты из российских массмедиа за 2008-2017 гг. Основное внимание сосредоточено на спортивной метафоре как доминантной модели. В работе использованы методы контекстуального анализа, моделирования, а также фреймовый подход. Выделены и описаны такие фреймы, как «виды спорта», «прогнозы соревнований», «участники соревнований», «квалификация спортсменов». Доказано, что в российских СМИ для описания политической и экономической конкуренции между Китаем и другими странами активно используются характеристики спортивных состязаний. Метафорические образы из сферы-источника «Спорт» создают преимущественно положительный образ Китая, достигшего на международной арене значительных успехов в экономике и политике.
120-130 13
Аннотация
В статье сопоставляются регламентирующие и директивные документы исполнительной власти в аспекте текстовой категории тональности, которая отражает эмоционально-волевую установку типового автора текста, его позицию по отношению к предмету речи, адресату и ситуации общения и включает субполя эмоциональности, интенсивности и волеизъявления. Установлено, что эмотивное субполе в директивных и регламентирующих документах проявляется одинаково - как официальный тон, создаваемый официонимами, стереотипными канцелярскими оборотами и книжными языковыми средствами. Субполе волеизъявления оказывается доминирующим в обоих классах документов, однако в регламентирующем подтипе имеет более сложную структуру и выражается четырьмя микросубполями (дозволения, запрета, обязывания и констатации/установления), в отличие от директивного подтипа, в котором представлены только два последних микросубполя. Основные отличия регламентирующего и директивного жанровых подтипов проявляются в степени категоричности предписания. В директивном подтипе категоричное предписание (совершить однократное конкретное действие, направленное на результат, в заданный срок) достигается ярко выраженным преобладанием глаголов совершенного вида и инфинитивных форм. Большое количество глаголов несовершенного вида и личных глагольных форм в регламентирующем подтипе создает эффект сдержанного предписания, распространяемого на длительный временной промежуток, и сопровождается элементами инструктирования, с акцентированием внимания на обязательной последовательности выполнения действия.

РАЗДЕЛ 3. ЯЗЫК - ПОЛИТИКА - КУЛЬТУРА 

131-138 17
Аннотация
Советско-германский договор о ненападении, подписанный 23 августа 1939 г., секретный дополнительный протокол к нему и последующие соглашения между СССР и Германией на протяжении многих лет находятся в центре внимания российской и зарубежной общественности. Интерес к этим документам приобретает особое политическое значение в преддверии юбилейных дат, а последствия советско-германских договоренностей 1939 г. продолжают оказывать воздействие на отношения современной России с Польшей, Украиной, странами Балтии. В этих странах историческая память о пакте Молотова - Риббентропа как поворотном и трагическом моменте их истории в ХХ веке выступает основой для обоснования современного политического устройства и построения новой национальной идентичности. На основе анализа новостных сюжетов русскоязычного сегмента сети Интернет в статье сделан вывод об особенностях использования термина «пакт Молотова - Риббентропа» в современном медиаполитическом дискурсе. Автор отмечает, что термин «пакт Молотова - Риббентропа» зачастую ошибочно идентифицируется со всеми последующими советско-германскими договоренностями, а также используется как имя нарицательное, и контекст его упоминания далеко не всегда связан с событиями 1939-1941 гг. Постоянное обращение политиков и журналистов к истории подписания советско-германского договора о ненападении и межгосударственных отношений 1939-1941 гг. свидетельствует о том, что пакт Молотова - Риббентропа является своеобразным «местом памяти», где пересекаются воспоминания о прошлом представителей разных стран.
139-144 29
Аннотация
Германия ведет целенаправленную работу по распространению немецкого языка за рубежом. В статье рассматриваются мотивы проведения Германией политики языковой экспансии, способы достижения поставленных в данном направлении целей и задач, оценивается масштабность проведения Германией языковой политики в современном мире. Методологическую базу исследования составляют исторический метод, заключающийся в анализе краткого политического периода (с 1996 г. по 2017 г.), а также метод сплошной выборки: исследование проводилось на основе изучения официальных правительственных документов Германии за указанный выше период, в которых встречаются сочетания «Förderung der Deutsche Sprache», «Verbreitung der Deutsche Sprache», «Spachpolitik», «Deutsch als Fremdsprache». Для изучения отбирались примеры, в которых рассматривались поддержка и распространение немецкого языка за границей. Несмотря на то, что во взятый временной отрезок неоднократно менялся состав правительства Германии, президенты, федеральные канцлеры и главы МИД, языковая политика оставалась прежней. Конечно, выделялись новые приоритетные направления, но от старых никто не отказывался. Страна тем самым демонстрирует долгосрочность и стабильность своей языковой политики за рубежом. Статья предназначена для понимания значения распространения национального языка в мире. Выводы, сделанные автором статьи, позволяют провести дальнейшие исследования в данном направлении.
145-150 8
Аннотация
Том Стоппард не считается типичным представителем британского политического театра, но среди его произведений есть пьесы, направленные на разоблачение тоталитаризма и борьбу за права человека в странах социалистического лагеря. Это пьесы о диссидентах в Чехословакии и Советском Союзе: «Профессиональный трюк», «До-ре-ми-фа-соль-ля-си-Ты-свободы-попроси», «Зашифрованные „Гамлет“ и „Макбет“», «Рок-н-ролл». Для творческой манеры драматурга характерно представление философских или политических дебатов с помощью театральных и литературных экспериментов. «До-ре-ми-фа-соль-ля-си-Ты-свободы-попроси» и «Рок-н-ролл» могут быть обозначены как музыкально-драматические пьесы. «Профессиональный трюк» и «Зашифрованные Гамлет и Макбет» характеризуются повышенным вниманием к языку и «лингвистическому анализу». В статье рассматриваются различные возможности представления политических идей и этических споров в пьесах «Профессиональный трюк» и «До-ре-ми-фа-соль-ля-си-Ты-свободы-попроси». Для «чешских» пьес Стоппарда значимым также представляется сопоставление театрального эксперимента Т. Стоппарда и В. Гавела.
151-157 9
Аннотация
В статье представлен анализ лингвостилистических средств американской политической рекламы сквозь призму теории блендинга, или концептуальной интеграции. Сегодня общепризнан взгляд на метафору как на когнитивный механизм, способ познания и категоризации действительности. Выделяются исходные пространства, служащие источником формирования смысла высказывания, и раскрывается содержащееся в нем подтекстное значение, отвечающее за оказание определенного речевого воздействия на реципиента. Метафора в рекламе служит разным задачам: позволяет имплицитно выразить идею, не являющуюся политически корректной, осуществить завуалированную антирекламу, не соответствующую формальному языковому выражению. Действенные приемы политической рекламы - персонификация (например, при обращении название штата ассоциируется с людьми, проживающими в нем), аллюзия (рассматривается видеоролик, в котором американские политики сопоставляются с героями телесериала «Карточный домик»). Сложные блендинговые структуры делают рекламу более яркой и запоминающейся за счет параллелей с тем, что зрителю хорошо знакомо. Сам того не замечая, реципиент на подсознательном уровне из разных лингвостилистических приемов выстраивает нужное значение, не выраженное эксплицитно.
158-166 9
Аннотация
Статья посвящена описанию образа современной России на основе проведенного социологического опроса и экспериментального исследования ассоциаций студентов Уральского региона, вызываемых окружающей архитектурной средой. В эксперименте использовался методологический подход Е. Ф. Тарасова к изучению образа России, метод когнитивного моделирования ассоциативных концептов. В качестве ключевых в статье представлены ассоциативные концепты «город», «деревня». Концепты рассматриваются в сравнении с результатами ассоциативных экспериментов Ю. Н. Караулова 1988-1997 годов. Авторы обращают внимание на динамику взглядов респондентов на внешнюю составляющую окружающей среды, «лицо» страны проживания. Ассоциативное поле концептов исследуется с точки зрения ценностных аспектов, эмоционально-смысловых доминант, обращения респондентов со словом, лексического разнообразия в ассоциативных реакциях, проявления типичных когнитивных схем мышления молодежи. Результаты сопоставляются с данными социологического опроса респондентов. Авторы статьи особое внимание уделяют разнообразию и частотности использования респондентами метафорических выражений как средству репрезентации образа России в ассоциативном эксперименте и в социологическом опросе молодых людей Уральского региона. Социологические данные и результаты ассоциативного эксперимента свидетельствуют, что метафора - не только частотное средство выражения реакций респондентов, но и средство концептуализации образа России, чем подтверждается мысль лингвистов-когнитологов о том, что метафора - способ категоризации окружающего мира. Использование метафоры молодыми людьми вносит новые коннотации в лексическое разнообразие выраженных реакций о своей стране, свидетельствует о глубине и многослойности у них ментального образа России.
167-175 13
Аннотация
В статье представлен лингвокультурологический анализ русских и арабских фразеологических единиц с числовым компонентом - универсальным кодом культуры. Выявлены как общие, так и национально-специфические особенности числовой символики, отраженной в мировидении русского и арабского народов, приведены примеры полного соответствия и несовпадения образной мотивированности исследуемых фразеологизмов. В русской лингвокультуре наиболее частотны числа «один», «два», «три» и «семь», в арабской лингвокультуре - числа «один» и «два», в меньшей степени - «пять», «семь» и «десять». Больше всего совпадений демонстрируют фразеологизмы, репрезентирующие символические значения чисел «один» и «два», что связано с универсальностью символики этих чисел (один - начало, единство, целостность, превосходство; два - противоречие, противоположность, взаимодополнительность). Культурно-национальное своеобразие связано с использованием национально-специфичных культурных кодов, отражающих реалии среды обитания, исторический опыт образного видения мира, а также религиозные представления. У синонимичных фразеологизмов может различаться оценочная семантика (например, эквивалент русского выражения «стричь под одну гребенку» обладает положительной коннотацией, поскольку употреблен в сакральном для мусульман тексте). Некоторые фразеологизмы основаны на особенностях письма («ноль без палочки» в русском языке, «ноль слева» - в арабском). Среди изучаемых единиц преобладают фразеологизмы с числовыми компонентами, описывающие негативные качества человека и предмета, в чем проявляются общие закономерности русской и арабской фразеологии; многие рассмотренные фразеологизмы относятся к просторечно-разговорному стилю.
176-179 10
Аннотация
С точки зрения концепции «мягкой силы» рассматривается, как изменяющиеся геополитические факторы влияют на взаимодействие языков. Эти процессы анализируются на примере русского, украинского, польского, немецкого, английского и китайского языков. В связи с изменением расстановки сил в мире после Первой и Второй мировой войны возрастало влияние русского языка и широта распространения русской культуры, повышались позиции русского языка в международном рейтинге языков. Однако исчезновение Советского Союза привело к значительному уменьшению влияния русского языка на языки стран - соседей России. Союзные республики СССР после его распада постепенно расширяют сферы использования своего национального языка, отказываясь от русского в пользу английского в качестве языка международного общения. Различия между польской и русской лингвокультурами обусловлены многовековыми традициями, в том числе религиозными (в Польше самой распространенной конфессией является католицизм, в России - православие), и политическое тяготение украинских властей к странам Запада приводит к вытеснению в качестве влиятельного языка, источника заимствований по отношению к украинскому языку русского языка польским (эта замена облегчается общеизвестной близостью, в том числе в сфере лексики и грамматики, большинства славянских языков). Отмечается неоднозначность данного процесса: такая смена политического курса и языковой политики явилась причиной раскола и гражданской войны на территории Украины. Прогнозируется, что в связи с поворотом России на Восток будет расти взаимовлияние русского и восточных языков, в частности китайского, несмотря на значительные типологические различия между этими языками.

РАЗДЕЛ 4. ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА: ЯЗЫК И ПРАВО 

180-190 14
Аннотация
В статье изложены процедуры проведения лингвистической экспертизы идеологической составляющей политического текста. В качестве эмпирического материала исследования выбрано выступление 45-го американского президента Дональда Трампа на 72-й сессии Генассамблеи ООН в сентябре 2016 года и ответные реакции на него в мировой прессе. Данная речь квалифицируется авторами как типичный образец современного конфликтогенного дискурса в политической коммуникации. В работе использован лингвокультурологический подход, рассматривающий идеологическую составляющую текста как разновидность культурно-ценностной информации. Лингвокультурологический подход при анализе материала сочетается с компонентным, контекстуальным и дискурсивным методами. В процессе анализа выработана трехуровневая модель экспертизы текста, которая включает 1) уровень языковых элементов текста, 2) уровень реализации культурологической модальности, который отвечает за актуализацию категорий лингвокультурологической парадигмы и лингвополитики, и 3) дискурсивный уровень, отражающий особенности лингвополитического моделирования информации о политической реальности и соответственно содержащий экспликацию идеологической модальности. В результате лингвистической экспертизы установлена роль идеологических коннотаций, отображающих в сознании субъекта политического дискурса культурно-ценностное представление о проблемах мироустройства. На категориальном культурологическом уровне выявлены условия функционирования категорий «свои» / «чужие», «прецедентность», «политическая власть», «категория политической асимметрии и неравенства» в межкультурном пространстве. На уровне дискурсивной организации текста показана роль идеологических ценностей американской лингвокультуры в лингвополитическом моделировании миропорядка, продолжающем традиции политики «постправды» относительно актуальных событий в настоящем, ценностных оценок прошлого и прогнозов будущего.
191-201 11
Аннотация
В статье рассматриваются типы отклонений от литературной нормы, встречающиеся в деловых текстах, и их причины. Делается вывод о том, что отмечаемые отклонения («стилистические аномалии») являются результатом не только речевой безграмотности создателей деловых текстов, но и более общих причин, обусловленных особенностями деловой коммуникации. Целый ряд отмечаемых «аномалий» обусловлен коммуникативными целями, которые реализует деловой стиль - они должны быть описаны и могут быть введены в систему норм литературного языка (например, регулярные отклонения при пунктуационном оформлении деловых текстов). Другие отклонения обусловлены особенностями протекания деловой коммуникации. В связи с этим рассмотрен механизм воздействия деловой коммуникации на возникновение отклонений в деловых текстах. Кроме того, рассмотрены отклонения, которые провоцируются стереотипными представлениями носителей языка об особенностях делового текста. Недостаточное владение авторами судьбоносных документов ясным и точным деловым языком приводит к серьезным проблемам при исполнении таких документов, а зачастую исключает всякую возможность этого исполнения, в связи с чем предлагаются меры борьбы с ошибками в деловом языке: введение экзамена по русскому языку для целого ряда государственных должностей; создание лингвистических служб, которые бы оценивали документы (законы, постановления, рекомендации и др.), обращенные к большому количеству людей, с точки зрения их соответствия нормам литературного языка и с точки зрения понятности; установление ответственности за нарушение Закона о государственном языке Российской Федерации.

РАЗДЕЛ 5. ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ 

202-212 31
Аннотация
Настоящая статья представляет собой обзор работ французских лингвистов, посвященных проблеме парцелляции. Автор выделяет два этапа развития теории парцелляции: этап становления (40-60-е годы ХХ века) и современный этап (с 2000 года). Во время первого этапа были зафиксированы случаи парцелляции, введены понятия «парцеллят» (parcelle) и «парцеллятный стиль» (style parcellaire), которые впоследствии уступили место другой терминологии. Парцелляция связывалась на этом этапе с проникновением в письменный язык элементов разговорной речи, часто рассматривалась как стилистически негативный процесс. На втором этапе французские исследователи проявляют активный интерес к синтаксису, морфологии, семантическим и прагматическим особенностям парцелляции. Наибольший интерес вызывают безглагольные парцелляты - части простого предложения (субстантивные, адъективные, аппозитивные), обсуждаются периферийные случаи с целью выявления «таксономической границы» «добавление» / «не добавление». Парцеллят воспринимается как структура, добавленная к основной части (отсюда термины «добавление после точки» и - для обозначения основы конструкции - «принимающая часть»), а не как результат расчленения единого целого, как это трактуется в отечественной лингвистике. Наиболее значимой, с точки зрения автора, является разработка теории парцелляции в когнитивно-семиотическом аспекте. Точка парцелляции при таком подходе рассматривается как сигнал, говорящий о необходимости произвести определенные операции по переработке информации для понимания глобального смысла текста, для облегчения его когнитивной обработки.
213-218 13
Аннотация
Интеграция прагматики, когнитивной лингвистики и критического дискурс-анализа, а также концепции П. Чилтона является основой теории проксимизации польского ученого П. Цапа. Данная модель анализа была сформирована первоначально для анализа интервенционистского дискурса, при этом она успешно экстраполируется на другие дискурсивные практики, что представляет интерес для исследователей разных направлений. Несомненным достоинством теории проксимизации П. Цапа является ее валидность: база данных включает эмпирический материал, охватывающий политический дискурс 2001-2010 гг., анализ которого отражен в публикациях разных периодов. В полной мере теория проксимизации получила отражение в монографии «Proximization. The pragmatics of symbolic distance crossing», изданной в 2013 г., при этом ученый продолжает развитие данной теории, привлекая эмпирический материал других дискурсов, в частности медицинского, экологического, виртуального и пр. В статье раскрывается концептуальная и эмпирическая основа данной модели, обоснована ее продуктивность для моделирования метафоры: сущность теории проксимизации состоит в моделировании конструктов пространства, времени и аксиологических характеристик предполагаемых милитаристских действий. При успешном моделировании события, относящиеся к другой территории, другому времени, представляются как события настоящего, причем такие события, которые угрожают обществу. В данном случае создается также эффект соответствующей оценочности (эффект угрозы), что требует незамедлительных действий. Если были использованы эффективные риторические приемы, выбраны соответствующие лингвистические средства, то достигается легитимизация действий политика (придание им законности); именно легитимизация является показателем реализации проксимизации.


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1999-2629 (Print)